Я УКОЛОВ НЕ БОЮСЬ

Начнем с констатации элементарного — любое лекарственное вещество, дабы
определенное лечебное действие оказать, должно, для начала, попасть в человеческий
организм. Лекарство можно нанести на кожу, его можно выпить (вариант — съесть), можно
поставить клизму или ввести свечу, можно, в конце концов, уколоть. «Уколоть» — это по-
нашему, по-человечески. На медицинском языке указанный процесс называется
«инъекция». По большому счету, под инъекцией понимают любое введение в организм
жидкости с помощью шприца.
Инъекции бывают разные, но наиболее часто встречаются три их разновидности —
подкожные (п/к), внутримышечные (в/м) и внутривенные (в/в). Воздействие препарата на
организм начинается только после того, как он (препарат) попадает в кровь. Под кожей
сосудов значительно меньше, чем непосредственно в мышце, поэтому эффект от введения
наступит заметно позже, а эффект инъекции — почти мгновенный.
Суть подкожной инъекции — игла и, соответственно, лекарство вводятся под кожу
(между кожей и мышцей). Это необходимо в тех случаях, когда немедленный эффект от
лекарства не нужен. Так, например, вводится знаменитый инсулин, именно п\к делается
подавляющее большинство прививок. Наиболее удобно делать п\к инъекции в те участки
человеческого тела, где кожа легко оттягивается и берется в складку — бедро, боковая
поверхность живота, плечо, под лопатку.

ya_ukolov_ne_boyus
Внутримышечные инъекции — самые распространенные. Тысячи жителей нашей
страны, говорящие: «укол я и сам (сама) сделать могу», — имеют в виду в\м введения
лекарств. Излюбленное место для этих инъекций — ягодицы (попа), хотя возможны
варианты (плечо, бедро). В\м вводят большинство антибиотиков, витамины, спазмолитики, жаропонижающие средства. В силу своей простоты и быстроты, именно в\м введения чаще
всего используют врачи и фельдшеры скорой помощи — снять боль, «сбить» температуру,
понизить давление, успокоить.
Внутривенно — это всегда серьезно. Требуется быстрое лечебное действие, вводятся
активные препараты. В\в инъекции, чисто технически довольно сложны, но для
квалифицированной медсестры и тысяч наркоманов они не представляют собой чего-то из
ряда вон выходящего. В\в введение во временном аспекте может быть коротким (лекарства
шприцом медленно вводится в вену — медики говорят «струйно»), но бывают ситуации,
когда объем лекарственного средства велик или препарат лучше действует при очень
медленном введении в сильно разведенном виде — тогда ставят капельницу — с помощью
специальной системы для инфузий (инфузия — это, по-медицински, как раз и есть введение
больших объемов жидкости).
Тремя перечисленными видами инъекций выбор не ограничиваются. С
диагностической целью некоторые вещества вводят внутрикожно (в/к) — так, например,
ставится проба на инфицирование туберкулезом — знаменитая и всем знакомая реакция
Манту, так выясняют, а нет ли повышенной чувствительности к антибиотикам,
обязательную в/к пробу делают перед введением лечебных сывороток, например,
противодифтерийной. Бывают и другие инъекции — в полость сустава при некоторых
артритах, в спинномозговой канал при менингитах, непосредственно в нервные стволы при
обезболивании (например, в стоматологии).
Как-то уж так повелось, что лечение с помощью уколов общественное мнение
однозначно рассматривает как более эффективное, в сравнении с микстурами и таблетками.
Кстати, именно с инъекциями часто связана потребность в госпитализации — ну что это за
лечение в больнице, если не поставить несколько капельниц — таблетки ведь можно и дома
глотать.
В то же время, с любыми уколами связан целый ряд опасностей, осложнений и
неприятностей. И иглы, и шприцы, и лекарства, и инъекции делают люди. Люди могут
ошибаться. От ошибок никто не застрахован, но кое-какая информация может оказаться
совсем не лишней.
1. Уколы — неприятно, больно, страшно.
2. Лечится уколами всегда дороже, чем таблетками. При этом речь идет не только о
непосредственной цене конкретного лекарства, но и о резко увеличивающихся затратах
на оплату труда медицинских работников (теоретически, наличие бесплатного
государственного здравоохранения делает этот пункт для конкретного человека не
актуальным).
3. Риск заноса инфекции — если, к примеру, стафилококк может попасть в организм
человека как угодно (и через рот, и воздушно-капельным путем, и при инъекциях), то
целый ряд болезнетворных микроорганизмов передаются только через кровь, а самые
известные среди них — вирусный гепатит В и СПИД. Понятно, что первооснова этих
болезней — человеческий фактор — нарушения стерильности при проведении инъекций,
недостаточное обследование доноров при производстве препаратов, которые делаются
из крови.
4. «Технические» осложнения — ввели «не туда» или «не то» (нечаянно, отвлеклись, не
получилось, так получилось).
5. Местные реакции тканей, от красноты и болезненности в месте инъекции, до абсцессов,
которые потом вскрывают.
6. Непосредственные общие реакции на введения — могут быть связаны со специфическим
или побочным действием конкретного препарата (например, «горячий укол» хлористого
кальция) и часто бывают очень неприятными.

7. Аллергические реакции — не редкость и при приеме таблеток, но лекарство, введенное
инъекционно, вызывает реакцию более сильную и более быструю, вплоть до самого
страшного варианта аллергии — анафилактического шока.
С учетом семи перечисленных пунктов становится понятной наметившаяся во всем
мире тенденция к тому, чтобы максимально ограничить количество инъекций. Лучшие
фармакологи ведущих фирм видят свою задачу в том, чтобы создать препараты быстро и
эффективно действующие при приеме через рот. Полностью отказаться от инъекций вряд
ли удастся, особенно при лечении неотложных состояний, но свести к минимуму
количество, предельно сузить показания — это задача вполне посильная.
К огромному сожалению, главным фактором, часто не позволяющим отказаться от
ненужных уколов, является общественное мнение, образ мышления конкретного рядового
нашего соотечественника.
Примеры народной мудрости: «уколы лучше, чем таблетки», «врач который не
назначил уколы, лечить не умеет», «приехала скорая — даже ничего не укололи», «наш
невропатолог очень невнимательный — пошла к нему на прием, так он даже витамины
поколоть не назначил».
Врач, хочет, чтоб его любили, уважали и ценили. Если для любви и уважения
следует назначить капельницу — удержаться от соблазна очень тяжело.
Если врач приписал уколы и не помогло — значит не судьба... Если врач назначил
таблетки и не помогло — значит надо было уколы назначать. Только так, и не иначе.
Бороться с общественным мнением дело почти безнадежное. У Вас болит голова?
Мы Вам назначим магнезию. Поверьте, после 5 уколов боли в области ягодиц будут
настолько сильными, что про головную боль Вы забудете автоматически. Вы хотите
витаминов? В1 и В6 через день в/м. Ради Бога.
Кому охота доказывать, что современные антибиотики позволяют 80 — 90%
воспалений легких вылечить без инъекций; что витамины группы В прекрасно всасываются
из кишечника, и колоть их следует только тогда, когда кишечник не работает; что ни в
одном современном зарубежном справочнике нет указаний на то, что глюконат кальция
следует вводить в/м; что любимый народом «Гемодез» уже давно нигде в мире не
производят.
Особенно остро стоит проблема инъекций применительно к детям. Именно
уколами детей пугают и именно про уколы начинают говорить с врачом в тех случаях,
когда назначенные внутрь лекарства не приносят мгновенного облегчения.
Благодаря детскому «не хочу» появились и появляются современные лекарства с
приятным вкусом — в виде суспензий, капель, сиропов, жвачек, «сосательных» конфет —
лишь бы согласились, лишь бы не причинять ребенку ненужную боль.
В то же время, успехи современной фармакологии не являются достоянием
широких народных масс и, передающуюся от поколения к поколению веру в
чудодейственные уколы, очень трудно поколебать. А у замотанного писаниной,
запуганного начальством и уставшего от бытовых проблем врача нет ни сил, ни времени,
ни желания проводить разъяснительную работу, которая, к тому же, часто оказывается
безрезультатной. Поэтому, диагностировав воспаление легких, врач с легким сердцем
назначит уколы.
Нельзя не отметить, что вера больного, его убежденность в правильности лечения,
его доверие к врачу — важнейшие ступеньки на пути к выздоровлению. И, как это ни
парадоксально, но инъекции очень часто вызывают не только боль, но и формируют
благоприятный психоэмоциональный фон, способствуя большей эффективности терапии
(как тут не позавидовать американцам, у которых на каждого терапевта по психотерапевту).

Итогом же настоящей главы является вывод о том, что любые инъекции
лекарственных препаратов имеют совершенно определенные показания:
1. Необходим немедленный лечебный эффект.
2. Лекарственное средство не может быть введено через рот, потому, что разрушается в
желудочно-кишечном тракте или не всасывается в кровь.
3. Лекарство можно выпить, но сделать это нельзя — отсутствие сознания, рвота, или
просто уже упомянутое нами детское «не хочу».
4. Конкретный лечебный эффект конкретного препарата более выражен или более
продолжителен при инъекционном введении.